«Стыдно мне, стыдно русскому народу»: Кудрин в интервью Зеппельту извинился за контрсанкции

Экономика

Российский экономист, глава Счетной палаты Алексей Кудрин дал интервью известному немецкому журналисту Хайо Зеппельту, прославившемуся после разоблачительных фильмов о допинге в российском спорте.

По словам Зеппельта, Кудрин — «один из тех немногих представителей русского народа, для которых «совесть» это не просто пустой звук». Во время беседы журналист затронул тему контрсанкций и моральной ответственности российского правительства и каждого россиянина за те потери, которые сейчас несут европейские фермеры и предприятия.

«Если хотите одним словом, то это слово будет: стыдно», — ответил Кудрин. — «Стыдно мне, стыдно русскому народу. Потому что это не народное решение, это действия маленькой группы людей фактически, на которую мы не можем влиять. Стыдно, что вот такая политика ведётся, я бы сказал, недальновидная, антиевропейская в некотором смысле».

Отвечая на вопрос Зеппельта о том, почему россияне не устраивают массовые митинги с требованием отменить контрсанкции, чиновник ответил, что народ в России «тотально запуган».

«Митинги происходят только такие, которые можно согласовать. Чтобы вы понимали, это цензурируется, вся жизнь цензурируется в стране. Поэтому я не удивлюсь, если будут митинги в поддержку контр-санкций, конечно постановочные, потому что люди против, но вот разве что такое позорище у нас и возможно», — пояснил он.

В финале интервью Кудрин попросил прощения у Европы от имени русского народа в связи с неудобствами, которые причинили ЕС контр-санкции. Таким образом он ответил на вопрос Зеппельта о том, что лично может сделать глава Счетной палаты для прекращения «вопиющего положения дел».

«Если бы я был министром финансов сейчас, смею заверить — никаких контрсанкций я бы не позволил, а если бы это решение и продавили, нашлись бы способы сделать его формальным, не действующим. Но когда я думаю о падающих прибылях европейских компаний, у которых значительная часть бизнеса имеет отношение к России, о фермерах, которые потеряли крупный рынок сбыта, я хочу сказать одно: простите нас, пожалуйста. Когда-нибудь это закончится», — сказал он.