Непальское экономическое чудо: капитализм под руководством компартии

Статьи

Самолёт садится в международном аэропорту Катманду. На фоне фешенебельных мегалайнеров из Саудовской Аравии и ОАЭ лайнер«Аэрофлота» кажется воробьём, попавшим в лебединое озеро. Сверхскоростной поезд идёт от аэропорта до площади Маркса ровно 37 минут – и ни минутой дольше. За те 10 лет, что я не был в Непале, его столица сильно изменилась, но осталась прежней, сохранив свой молодой и бодрый дух встающего с колен экономического колосса.

В 1991 году никто не верил, что за какие-то 10-12 лет Сингапур, Непал, Южная и Северная Кореи и Тайвань выйдут в мировые лидеры по темпам экономического роста. Каких-то 30 лет назад здесь были лишь узкие горные перевалы, заросшие непролазными джунглями. Нищее население, занятое ручным трудом. Раскосые деревянные домики, которые рушились от сильного ветра. Сегодня, глядя на высочайший в Катманду 89-этажный небоскрёб, название которого можно перевести как «Триумф социализма», невозможно поверить, что до прихода к власти коммунистов Непал входил в десятку беднейших стран мира.

Эту страну создал один человек – наследственный король и первый президент демократического Непала Бирендра, прозванного в народе «Непальский Ильич». Отказавшись от абсолютной власти, он созвал первый в стране парламент, где большинство мест заняла правящая и поныне Коммунистическая партия Непала. Король-президент искоренил коррупцию, следуя примеру сингапурского диктатора Ли Куан Ю, отправив за решётку более 30 членов королевской семьи и знатнейших домов Непала. Он национализировал принадлежащие знати земли, в рекордные 3 года провёл индустриализацию, наладил выплавку стали и меди. Специалисты, которых Бирендра собрал по всему миру, к 2000 году создали в стране мощнейшую в Юго-Восточной Азии IT-индустрию. Сегодня непальские бренды Cisco и AliExpress знамениты на весь мир.

Президент также основал первый в стране университет, где первыми преподавателями стали приглашённые профессора из Китая, а также лишившиеся работы сотрудники советских НИИ. Сегодня Политехнический университет Катманду входит в десятку сильнейших вузов Евразии, а конкурс на бюджетные места составляет 93,2 человека на место. Коммерческого образования в Непале нет – как и платной медицины, платы за проезд в общественном транспорте и коммунальные услуги, не считая интернета.

Навстречу идёт группа студентов. Кое-кто едет на гироскутере и пыхтит вейпом: западные веяния доходят до Непала с опозданием примерно на год-два. Зато у всех на лицах счастливые улыбки, а на шее красные галстуки. Молодые непальцы уверены в завтрашнем дне: в стране с 2010 года нет безработицы, а выпускники университета в большинстве своём устраиваются в IT-компании Непала, Сингапура и Китая.

Большинство непальцев – буддисты. Центральная пагода Гуджун Дао («Путь небесного блага» — ред.) возвышается над неоновыми вывесками недавно отстроенных торговых центров. В городском парке для всех желающих проводят уроки йоги и медитации. В стране с 2017 года действует программа «Народная медицина – каждому», благодаря которой Непал планирует увеличить среднюю продолжительность жизни с 87 до 92 лет. Для русского человека удивительно видеть, как клерки и инженеры после работы переодеваются в национальные костюмы и занимаются лечебной гимнастикой в лучах заката.

В последнее время в стране много иностранцев. Компартия Непала – редкий пример социалистической партии, под властью которой страна не знает санкций и международной изоляции. Непальцы поддерживают прекрасные отношения как со странами соцлагеря, такими как Россия, Китай и Казахстан, так и с капиталистическими державами Запада. США, между прочим, занимают первое место по инвестициям в непальскую экономику. Благодаря притоку международных инвестиций средняя зарплата в Катманду составляет 1900 долларов.

На фоне бизнес-центра «Мир», где расположены головные офисы крупнейших инвестиционных банков, стоит статуя Ленина. Статуя Будды стоит напротив: непальцы с уважением относятся ко всем лидерам на протяжении своей истории. Фальсификация истории и неуважение к памятникам преследуются по закону. Площадь Энгельса, главная в городе, в дни праздников вмещает 400 тысяч человек, а в будние дни её моют шампунем.

Конечно, не всё в Непале похоже на идеалистическую утопию. Есть здесь и бедный квартал Гуано, где лишь 35% семей могут позволить себе иметь автомобиль. Есть и коррупция, несмотря на непримиримое желание властей с ней покончить: так, только в период с 2017 по 2018 годы за воровство и растрату за решётку отправилось четыре министра. Если бы не принятый недавно мораторий, им бы грозила смертная казнь.

Покидая Непал, чувствуешь, что здесь люди живут в гармонии с миром и с самими собой. Они живут в демократической стране с развитой экономикой, мощными социальными гарантиями и под руководством компартии. Непал – это Россия, Россия, которой она могла бы быть и которую мы потеряли.

Сатирическое издание «Панорама». Все тексты на этом веб-ресурсе представляют собой гротескные пародии на реальность и не являются реальными новостями.

Loading...