Когда в Большой адронный коллайдер засунут первого человека рассказала в эксклюзивном интервью для «Панорамы» директор ЦЕРН Фабиола Джанотти

Статьи

В свете недавнего скандала с незаконным финансированием ЦЕРН дагестанским чиновником журналисты «Панорамы» не могли не пообщаться с одним из главным действующим лицом — директором ЦЕРН Фабиолой Джанотти. С этой милой женщиной в возрасте 57 лет мы пообщались в научной лаборатории в Женеве. Правда, пришлось по пути выбросить букет, чтобы это не было расценено как сексуальные домогательства.

– Прошу прощения, что начинаю с несколько отстранённого от науки вопроса, но, думаю, Ваш ответ многим будет интересен. Вы первая женщина на посту директора ЦЕРН?

– Да, это так.

– Своим примером Вы вдохновляете многих женщин. Насколько тяжело в одиночку реализовывать весь потенциал прекрасного пола на научном фронте? И могли бы вы представить себя на другой должности?

— О какой должности речь?

— Например, первой леди Швейцарии. Как в соседней Франции. Слышал, швейцарские мужчины тоже любят женщин в возрасте.

– О должности первой леди я не думала. (улыбнулась). Я должна признаться, действительно непросто ощущать на себе такую ответственность. Кажется, уже все феминистки привели меня в пример минимум по несколько раз в спорах об интеллектуальном превосходстве. Многие мужчины следят за каждым моим шагом и, оступившись, я не только подверну свою ногу, но также подверну ногу всех женщин, причисляющих себя к интеллектуальным меньшинствам, своего рода элите.

– Как Вы относитесь к феминисткам и какие сегодня настроения в ЦЕРН в этом вопросе?

– Смею вас заверить, я, конечно же, к ним не отношусь никак, то есть совсем. Любые разговоры о равенстве полов попросту спорят с объективными фактами, феминистки говорят не просто о равенстве, они договариваются вплоть до одинаковости. Когда им пытаются указать на очевидные отличия физиологии, они затыкают уши и кричат про угнетение. Мне страшно, что находятся люди, принимающие эти бредни в качестве основания для законодательных актов. Большинство сотрудников ЦЕРН разделяют мою позицию.

– Но разве люди не равны по природе?

– Вот это важное уточнение, по природе. Давайте отбросим влияние социума и все предрассудки. Посмотрите на грузчика, затем на Эйнштейна. Как Вы считаете, они от природы равны? Грузчик – крепкий парень, вырос на улице, складывает с трудом, зато может любого физика убить одним ударом по голове. Эйнштейн, ну он Эйнштейн. И что, всех под одну гребёнку?

– Определённая логика в ваших рассуждениях прослеживается. Вы предлагаете установить эту разницу на уровне государственного устройства?

– Знаете, я учёный, я директор, я СЕО, в конце концов. Я не предлагаю. Я указываю на очевидные факты, управляю огромной организацией, решаю множество собственных проблем ежедневно. У меня нет ни желания, ни времени, решать еще и проблемы, за которые отвечают политики.

– Ваша позиция ясна. Говоря о Вас, как о директоре, я должен попросить Вас вновь озвучить то, о чем мы уже говорили по телефону.

– Вы про коррупционные скандалы в России?

– Да, если быть точным в дагестанском правительстве. Правда ли, что дагестанский чиновник воровал деньги и переводил их на счета ЦЕРНа с целью финансирования Большого адронного коллайдера?

– Я не могу сказать, что он воровал. Он лишь забирал причитающуюся ему долю.

– Однако по факту я обрисовал ситуацию верно?

– Да. Мы этого не скрываем, свою позицию по этому вопросу я уже высказала. Насколько я понимаю, Россия сейчас не заинтересована в очередном международном скандале, потому в ближайшее время конфликт будет исчерпан.

— Каким образом?

— Мы уже выслали в Москву самолётом мешок с кварками (ред. частицами). Надеюсь, всё будет хорошо. Компания Aliexpress всегда хорошо работала с российской таможней и кварки прибудут в вашу страну в целости и сохранности.

– Сейчас БАК приостановил работу. Это связано с прекращением финансирования из Дагестана?

– Это действительно серьезный удар по нашему бюджету. Мы планировали закрыть коллайдер на ремонт чуть позже, но сейчас нет возможности продолжать исследования.

– А на ремонт финансы есть?

– Есть, но они подходят к концу. Мы до сих пор ищем новые источники финансирования.

– Коллайдер ведь уже неоднократно закрывался на ремонт?

– Всё несколько сложнее. Был неудачный запуск, который привел к аварии. Далее был период полной неработоспособности, потом работа на пониженной мощности и так далее.

– Вы считаете рациональным тратить средства на аппаратуру, которая большую часть времени не работает или работает в половину мощности?

– Нет, это не рационально, но нам за это платят.

– То есть вы хотите сказать, что это убыточный проект?

– Это наука. Как сказал один классический мыслитель, к сожалению забыла его имя “Экономика должна быть экономной”. Экономика – это не наука, это так, вычисления. А вот БАК – это наука. Потому нам экономными быть не нужно. Никто не говорит о прибыли или рациональном распределении ресурсов.

– Не логичнее ли в этом случае потратить деньги на развитие отстающих стран? Что атомы дадут человечеству?

– Человечеству – ничего. Но тратить ресурсы на них нужно, потому что это наука.

– А как же люди, которым эта финансовая поддержка пригодилась бы куда сильнее?

– Это кто, например?

– Развивающиеся страны Африки.

– А что они? Пусть себе развиваются.

– Им нужна поддержка, в том числе финансовая.

– Тогда, надо думать, они не развивающиеся, скорее наоборот.

– Вопрос не в этом…

– Как раз в этом. Эти страны в статусе развивающихся пребывают сколько времени? Как можно так долго развиваться? Есть подозрение, что это какая-то махинация. А вы им ещё и деньги выделять хотите.

– А коллайдер разве не махинация?

– Это наука. Можете считать науку махинацией, не думаю, что научное сообщество много от этого потеряет.

– Но вы используете выделяемые ресурсы явно не оптимально. Не означает ли это, что нужно пересмотреть стратегию распределения ресурсов?

– А кормить африканцев – оптимально?

– По крайней мере, гуманно.

– То есть из-за Вашего чувства жалости мы должны отказаться от научных статей?

– Судьба людей Вас не интересует?

– Интересует, конечно, прямо сейчас мы работаем над планом модернизации и переработки коллайдера, которая позволит действительно раскрыть человеческий потенциал в науке.

– В чём же заключается план?

– Мы хотим изучить влияние околосветовых скоростей на человека.

– Вы что, планируете засунуть человека в эту машину?

– Вот тут как раз пригодятся эти Ваши любимые развивающиеся страны.

– Вы это сейчас серьёзно?

– Почему нет?

– Это противоречит всем известным конвенциям, международным соглашениям по правам человека, законам, да и просто здравому смыслу!

– Ну, остановите нас.

– То есть вы на полном серьёзе засунете человека в коллайдер?

– Да, разумеется, и не одного. Нужно исследовать влияние околосветовой скорости на человека, столкновения человека и различных частиц на околосветовой скорости, столкновения человека и человека…

– Вы безумны.

– Нет, я просто трудоголик.

 

Загрузка...