«Я попросил одного из лидеров сделать глаза пошире, а он ни в какую, оказалось – это президент Китая Си». Откровенное интервью премьер-министра Канады Джастина Трюдо

Впервые журналистам ИА «Панорама» удалось пообщаться в формате интервью с одним из мировых лидеров – канадским премьером Джастином Трюдо. Вернее, одному Манну удалось, а оставшийся в Монте-Карло Гонтермахер, сидит на шиномонтаже и, почитывая нашу душевную беседу, кусает локти.

В гостях у Трюдо уютненько, но, как говорится в одном бородатом анекдоте, бедненько. Манну предложили стул без обивки, который во время всего интервью, напоминал ему о родном шиномонтаже.

— Скажите, а обивка где?

— Хочу подарить её президенту Макрону, а то неудобно. Трамп подарил.

— А перхоть стряхивать будете?

— Возможно.

— Я понимаю, вы очень уважаете президентов США и Франции, а что скажете о российском лидере Владимире Путине?

— Ох. Увы, приходится решать с ним вопросы.

— Какой последний вопрос вы решили вместе?

— Я не говорил, что мы решили вопрос. Я сказал, что приходится решать.

— Путина сложно назвать вашим другом.

— Его сложно назвать другом Земли, вернее, другом мира на Земле.

— Недавно вы сказали, что вместо него хотели бы видеть президентом Ельцина. Вы в курсе, что он умер 11 лет назад?

— Мне уже доложили об этом. Соболезную российскому народу.

— Ваши слова вызвали переполох в России. Один известный журналист их обсуждал в рейтинговой программе на радио.

— Это удивительно.

— Почему?

— А что такого я сказал? Допускаю, что и Путин мог хотеть видеть премьер-министром Канады другого человека, например Уэйна Грецки (ред. – канадский хоккеист).

— Ещё вы предлагали пустить Путина на саммит G7 разносить чай.

— Считаю это хорошей идеей. С чего-то надо начинать. Думаю, даже он понимает, что России надо возвращаться в G7. А иначе…

— Иначе что?

-Иначе России не будет в G7.

— Логично.

— Ельцин бы такого не допустил.

— Вы знаете, нам довелось пожить при Ельцине. Он много чего мог допустить.

— Но из G7 Россию ведь не выгоняли?

— Нет. Но ведь и Ельцина нет, и уже не будет.

— У него разве нет детей, внуков? Они могли бы попробовать силы на этом посту.

— Борис Николаевич оставил после себя потомство, но не превратится ли Россия в монархическое государство с передачей власти по наследству? Вот вы допускаете, что ваши дети могут занять вашу должность?

— Я не просто допускаю, мне бы этого очень хотелось. Я их хорошо знаю и доверяю им. Собственно говоря, мой отец Пьер Трюдо был премьером дважды. В США семейство Бушей тоже может похвастаться передачей власти от отца к сыну. Родители, как правило, помогают детям своим жизненным опытом.

— А если Путин передаст власть к примеру своей дочери или внуку?

— Это преступление. Это недемократично.

— Это недемократично в России и демократично в Канаде?

— Правильно. У нас демократическая страна.

— Как вы это определили?

— Во всяком случае, мы не травим своих и иностранных граждан ипритом.

— Вы имеете ввиду происшествие в Солсбери?

— Да.

— Расследование по этому делу не завершено.

— Я общался с мисс Мэй (ред. – премьер-министр Великобритании). Она заверила, что остались только формальности. Так что, готовьтесь к новым обвинениям.

— Давайте лучше поговорим о роли Канады в мире. Чего вам удалось добиться за последнее время на международной арене?

— Мы хорошо играем в хоккей. Я удивлён, почему нас не пригласили на чемпионат мира в Россию.

— Чемпионат по футболу. Это другой вид спорта.

— Жаль.

— Не поспоришь с тем, что канадцы прекрасные хоккеисты, но хотелось бы поговорить и политике.

— Я сам играл в хоккей в юности. Я долго тренировался и во время первой игры мне выбили зуб. Вот он (открыл коробочку с зубом). Это памятный момент в моей жизни, но с хоккеем я закончил и решил идти в политику, тем более, папа был не против.

-Так я вас и прошу рассказать о ваших достижениях.

— Канада делает очень много для мира. Мы бомбим сирийскую армию диктатора Асада. Думаем провести парад в Оттаве в честь победы над террористами. Ведь Канада и США внесли решающую роль в стабилизации ситуации в Сирии.

— Для стабилизации вы решили предоставить места бывшим террористам в вузах и госкорпорациях?

— Люди заслуживают начать новую жизнь. Мы с вами можем быть очень умными, глядя на мир из Оттавы или Монте-Карло, а представьте себе, если вы родились в Сирии и живёте в обществе диктатора Асада, сама атмосфера располагает к занятию чем-нибудь нехорошим.

— Чем вам так не нравится атмосфера в Сирии?

— Мне кажется, передача власти по наследству неприемлема.

— Постойте, но Канада…

— Канада – это другой мир.

— Ясно. Чем кроме успешной операции в Сирии вы можете похвастаться?

— Мы всегда поддерживаем позицию США. Пусть президент Трамп знает – на нас можно положиться. Мы их главный союзник. Ещё одно наше достижение – предстоящий в июне саммит G7 в Торонто.

— Вы постоянно вспоминаете о G7. Участие в этой организации настолько важно для Канады?

— Очень. Я с каждого нашего мероприятия веду дневники, делаю селфи с лидерами развитых стран. Бывают, правда, курьёзные случаи.

— Весьма интересно. Поведайте о них.

— Я попросил одного из лидеров сделать глаза пошире, а он ни в какую, а оказалось – это президент Китая Си (улыбнулся)

— Си Цзиньпинь – генеральный секретарь Компартии Китая, а не Президент.

— Это другой мир. Это не столь важно. Не придирайтесь к мелочам.

— В интернете есть одно ваше видео с такого саммита. Там лидеры обсуждают проблемы, а вы в стороне гуляете.

— Я просто решил поснимать для семейной хроники. Погулять на природе, тем более, мне предложили. Ангела так и сказала «Мальчик, погуляй».   

— И вы пошли?

— Женщине ведь не откажешь.

— Спасибо за интервью.