«Раз я этих му..ков услышал, значит я был трезв». Откровенное интервью с Михаилом Ефремовым

Статьи

Ну казалось бы, что такого? Вышел артист на сцену пьяным и обматерил зрителей. Разве сенсация для провинции? Почему так все возбудились в Самаре — непонятно. Журналисты «Панорамы» стали единственными, кто решил поддержать замечательного лицедея Михаила Олеговича Ефремова и взять у него интервью в Самаре. Для этого даже пришлось на сутки закрыть шиномонтаж в Монте-Карло. Михаил не хотел с нами общаться, но мы были не с пустыми руками. В итоге, интервью получилось добрым и трогательным, несмотря на нецензурные выражения.

— Кто вы такие?

— Журналисты.

— Пошли нах…

— Михаил, мы хотим вас поддержать.

— Пошли нах… кремляди проклятые.

— Мы из Европы

— Пи..ите больше. Слышу, что русские.

— У нас с Гонтермахером паспорта стран ЕС.

— Что мне ваши паспорта?

— Мы не только с паспортами. У нас тут ведро коньяка.

— Е…ть, хули вы молчали? Заходите, родненькие.

(Вошли в номер к Михаилу)

— Ну что, европейцы, давайте знакомиться.

— Мы журналисты информагентства «Панорама». Я Виталий Манн, это мой коллега Борис Гонтермахер.

— Не русские, уже хорошо. Гонтермахер что-то знакомое… На «Эхе Москвы» не работали?

— Нет. Нам и на шиномонтаже хорошо. Там каждый вечер квасить можно. 

— Зря вы так. Мы в театре тоже каждый день бухаем.

— И в Самаре пригубили?

— Вот именно пригубил, а журнашлюхи раздули. Какому-нибудь провинциальному актёришке из Самары можно выходить пьяным на сцену, а человеку, который столько отдал родине нельзя?

— Так что же всё-таки произошло тем вечером?

— Короче, пацаны. Пьяным я не был. Пьяными были зрители, а я только пригубил. И тут начали кричать какие-то му..ки, что им неслышно. Мне лично не слышно, только когда я сильно пьян, а раз я этих му..ков услышал, значит я был трезв. Вообще, нах..я этому быдлу слышать, если они и не читали пьесу?

— Логично.

— Вот и я так думаю (опрокинул рюмку)

— Вы знаете, что в Самаре был на спектакле министр культуры?

— Мединский что ли?

— Нет. Филиппов. Министр культуры Самарской области.

— Развели бюрократию, в каждой области свои министры. Жаль, что не Мединский.

— Хотели бы ему показать спектакль?

— Нет, хотел бы ему в рожу плюнуть, если бы смог конечно.

— Почему «если»?

— В глазах что-то двоилось.

— Министр культуры Филиппов призвал «Современник» извиниться перед самарским зрителем.

— За что?

— Говорит, мол люди деньги заплатили. Билеты дорогие, 4 тысячи. А тут артисты пьяные…

— Вот он сам Самару и позорит. В Москве ниже 15 тысяч билетов не найдёшь, а в Самаре за 4 тысячи лучшие билеты? Жлобьё! Не хотят тратить деньги на искусство.

— А в Москве у вас бывали подобные случаи?

— В смысле?

— Материли зрителей?

— Естественно… Театр отличается от кино тем, что всё живьём. Не выходить же и просто читать текст пьесы.

— Чем вы сейчас ещё занимаетесь, кроме театра?

— Очень многим. Книги пишу, стихи читаю, в партию вступил.

— В КПРФ?

— Смешно… Эта партия Серебренникова… Названия не помню

— Может Серебрякова?

— А, точно. Серебрякова… Надо ещё выпить. (опрокинул рюмку)

— Кем вы себя видите в случае успеха партии на выборах?

— Министром культуры, не меньше.

— Мы кстати, начали читать вашу новую книгу «Алкаш Путин»…

— Как вам? Правда, ох..ительно получилось?

— Очень солидно. Наш кладовщик тоже почитал, говорит, вы новый Есенин. Вы любите писать стихи?

— Да, особенно на злободневные темы. Раньше писал про чиновников, а потом Орлуша (ред. – поэт Андрей Орлов) сказал мне, хули стесняться — напиши про Путина.

— Желаем не останавливаться.

— Конечно, не буду, ещё вторая часть выйдет, может быть, и третья.

— В последнее время вы часто с Путиным пересекаетесь.

— Точно (опрокинул рюмку). Дайте закусить… Ах. (чихнул) Вот буду в американском сериале этого алкаша играть.

— Но внешне же вы не похожи.

— Естественно. Как я интеллигент в десятом поколении могу быть похожим на этого алкаша. А с ролью трудностей не будет. Талантливому актёру это ничего не стоит.

— Вот ещё какой вопрос будет…

— Пацаны, хватит вопросов. Давайте бухать!

 

Журналистам пришлось присоединиться к заслуженному человеку, ведь нас ожидал впереди длительный перелёт из Самары в Монте-Карло, а на борту пить нельзя, хотя мы и умудряемся.

 

 

 

 

 

 

Загрузка...